4ACV02: Leela's Homeworld | Родной дом Лилы

4 минуты на чтение

Я так взволнована... Нет, я рада, но... Не так. Встревожена? Испугана? Потрясена, конечно, да, а скорее всего смущена. Кто же мог себе такое представить? Только вчера в своей торжественной речи перед воспитанниками приюта я с гордостью заявляла, что не важно, кто твои родители, главное, чего в жизни смог добиться ты сам. Кого я пыталась обмануть? Я всегда хотела, чтобы мама и папа были рядом, мне так не хватало тепла их рук, и часто, оставшись одна, сквозь безнадёжные слёзы я смотрела на далёкие расплывающиеся звёзды и надеялась, что сейчас где-то там, среди мириадов светящихся огоньков, мои родители тоже вглядываются в далёкое небо, пытаясь разглядеть свою потерянную дочь. И вот... Всё началось вполне буднично: Бендер нашёл себе очередной бизнес - утилизацию ядовитых промышленных отходов, если слово "утилизация" подходит для такого рода деятельности: Бендер просто закачивал их в городскую канализацию. И убеждать его, что этим он может ещё больше усложнить жизнь и без того обездоленным мутантам, ютящимся в развалинах старого Нью-Йорка, не имело никакого смысла: за деньги этот робот готов решительно на всё. И вот, когда мы с Фраем наблюдали за очередным бесчинством Бендера, под нами неожиданно просел асфальт, я не успела ахнуть, как кто-то схватил меня и потащил вниз, и буквально через минуту мы увидели себя связанными и подвешенными к длинной стреле подъёмника над подземным озером, заполненным зеленой жижей. На берегу, осыпая нас бранью, стояла толпа мутантов, столь отвратительных, что они отворачивались, чтобы не глядеть друг на друга. Я поняла, что нам несдобровать: они хотят бросить нас в радиоактивную жижу, чтобы мы превратились в таких же ужасных уродов, и тогда из этих катакомб мы уже никогда не выйдем. Но вдруг в этом злобном хоре я услышала возглас: "Туранга Лила!". Две фигуры в тёмных балахонах с капюшонами бросились поворачивать стрелу, мы приземлились на противоположный берег и что было сил помчались по грязным переулкам прочь. Бендер выбил окно, мы оказались в помещении, стены которого были заклеены какими-то старыми газетами. Меня словно током ударило. Я вгляделась: все статьи, заметки, фотографии были посвящены мне, Туранге Лиле, с детства и по сей день, рядом, в убогом шкафу, хранились предметы, которые в разное время я выбрасывала в канализацию. Какой-то маньяк следил за мной и устроил в этой дыре музей моего имени! Наверное, я впала в состояние ступора, потому что не заметила, как мутанты опять схватили нас, очевидно, желая довершить начатое. Но тут из-за плеча их главаря появилась та же тёмная фигура в капюшоне, и что-то шепнула ему на ухо. Нам объявили, что мы свободны, лишь навсегда запретили появляться в Старом Нью-Йорке. Мои друзья с облегчением покидали канализацию, но я не могла этого так оставить. Эти растворяющиеся с мглистых сумерках призраки что-то знали обо мне. Я захлопнула за Фраем люк на улицу и решительно прыгнула в сточное озеро, а когда вынырнула, мне показалось, я ослепла: какая-то тварь облепила мне лицо своими щупальцами; я с омерзением отбросила её. Вдали мелькнул силуэт в капюшоне, я кинулась за ним. Мы бежали по гулким тоннелям и мрачным переходам, на нас сыпался мусор, лилась вода, а я ничего не видела, кроме развевающихся впереди балахонов. И всё-таки я настигла их, и, представьте, где - в той самой комнате-музее! Кто они? Что им от меня надо? Тут я заметила на руке-щупальце одного из них браслет, браслет с непонятными инопланетными значками, точно такой, какой я ношу на своей руке с детства. Это моя единственная память о родителях. Боже, эти монстры ограбили, а может, и убили их! - Это так? - Да, мы убили их. - Но тогда я должна убить вас! - Убей, так будет лучше... Какой ужас! Я была готова нажать на спусковой крючок, и излучатель не дрогнул бы в моей руке. Но тут сверху посыпались кирпичи, битое стекло, и вместе с ними в комнату неведомо откуда свалился Фрай. Он был крайне возбуждён, и я не могла понять, что он хочет сказать; тогда он подбежал к поникшим у стены фигурам, и сорвал с них капюшоны... Я не... я не инопланетянка. Теперь я знаю: это неприглядное жилище - мой родной дом, эти люди - мои родители. Чтобы я могла избежать незавидной участи мутанта, они решили отдать меня в мир людей, и сразу после рождения подкинули корзинку с младенцем в приют для сирот. Со мною был браслет и записка на языке пришельцев, и все поверили, что я - их маленькая дочь. А родители, насколько это было возможно, следили за каждым моим шагом, наблюдали, как я расту и взрослею. Они решили, что даже под страхом смерти не выдадут позорную тайну моего рождения, боялись, что я стану их ненавидеть. Как они могли так думать! Ведь это мои папа и мама, я их люблю, я их всегда любила. К чему слова? Я обняла их и разрыдалась... Я ещё не до конца поверила в происшедшее, сейчас я так взволнована, растеряна, смущена. Но я счастлива! Счастлива...


Автор сценария: Kristin Gore

Режиссёр: Mark Ervin

Facebook Vk Ok Twitter Telegram Whatsapp

Комментарии:

Нет комментариев

Похожие записи:

Последний парень Лилы Шон был мастером игры на саксофоне: он мог часами сидеть обнажённым на кушетке Лилы и импровизировать... Всё было хорошо, пока Лила не узнала, что она была не одной такой страстной поклонницей его творчества... Окончательно уверившись в т...
Лила создаёт своё собственное супер популярное детское телешоу.
Профессор из-за неудачных поисков сбежавшего ручного дракона достал всю команду, и его сотрудники единодушно решили, что он уже слишком стар, и ему пора помолодеть. Профессор был против этого, но никто не стал его слушать. В клинике по омоложению ни одна из об...